Приветствую Вас, Гость

Сегодня на главной странице:
[11.04.2014]
На деревню, Путину (0)
[22.12.2013]
Блондинка на проводе (0)
[22.12.2013]
Желаю, чтобы все!!! %))) (0)
[26.10.2013]
"Мы готовимся к войне в России!" (0)
[30.07.2013]
Планируй свой подвиг на август (0)
[21.07.2013]
Две минуты под взглядом Хабарова (0)


[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Короче дайджест » Натощак » ВОСЕМЬ ЛИТРОВ » Виктор Мясников: Украинские батальоны просят защиты у России (Тема:Стратегическая ситуация на российско-украинской границе)
Виктор Мясников: Украинские батальоны просят защиты у России
ВладДата: Суббота, 30.08.2014, 23:22 | Сообщение # 1
Группа: ЖИВОЙ
Сообщений: 1007
По мнению военного эксперта, это – результат брожения, психологической подавленности армии,
бездарности и безграмотности ее командования
Читайте далее: http://www.svpressa.ru/online/article/94083/?nocach=1По мнению военного эксперта, это – результат брожения, психологической подавленности армии,
бездарности и безграмотности ее командования



(продолжение следует...)

Антон Мардасов: - Здравствуйте, уважаемые читатели «Свободной прессы». С вами «Открытая студия», Антон Мардасов. Сегодня у нас в
гостях Виктор Алексеевич Мясников, военный эксперт, член Союза
российских писателей.

Вчера ночью сообщили, что сначала 12 военнослужащих украинских попросили убежище у России, а потом 438...

Виктор Мясников: - Это батальон.

А.М.: - Да. Как вы это оцениваете? Ведь эти люди идут, ну, не сдаются России, так нельзя сказать, потому что у нас формально состояния
войны нет с Украиной. Просят убежище у России, причем, 180 вернулись на
родину. Они понимают, что Киев их будет судить за дезертирство. Почему
они все-таки возвращаются в Киев? Командир этой объединенной группы
сказал, что мы приедем и там будем дальше разбираться. На ваш взгляд,
могут последовать за этим какие-то разборки внутри Украины, в смысле,
военных каких-то таких бунтов? Как вы оцениваете этот переход? 1 августа
пресс-служба ДНР опубликовала тоже, что атаки украинской армии на
Луганск стали слабее, некоторые эксперты расценили это как перелом в
военных сражениях. Действительно ли можно говорить о каком-то переломе?

В.М.: - Если мы вспомним, то до этого перехода на территорию России, были и другие, когда 40 человек перешли. На что здесь надо обратить
внимание? Это депрессивное состояние, тяжелая подавленность солдат. Их
бомбили, бомбили и бомбили, когда командование фактически бросило, когда
помощи никакой, ни продовольствия, ни воды, ничего, и они вынуждены
идти на территорию России, про которую им вдалбливали, что это ваш враг,
вот вы с ней тут воюете. И они приходят, в общем-то, в подавленном
состоянии и вдруг везде встречают нормально, кормят, одевают, умывают. И
у них происходит то, что называется, сшибка в мозгах. Они на некоторое
время теряют, что называется, ориентацию в пространстве. И с другой
стороны, они боятся возвращаться на Украину, которая вроде бы должна их
как раз защищать, но они вроде там должны быть героями, обороняясь в
этом мешке, а они чувствуют, что там-то как раз их и встретят как
врагов. Это существенный момент. С другой стороны, вот так дезертировать
и сдаться. Это очень серьезный психологический переломный момент. И мы
тут можем заметить еще одну вещь. Те солдаты, те 40 человек, которые в
Россию ушли и потом были переданы, снова вывезены на Украину, их всех
тут же собрали и отправили в Днепропетровск и там стали судить. Ну, что
интересно, суд начал их отпускать, их не сочли дезертирами. Известно ли
это в войсках, особенно в тех, которые в окружении, я не знаю. Это очень
такой показательный факт, который говорит, что в принципе, они могут
чувствовать себя не виновными, не чувствовать себя предателями,
дезертирами. Тем более, что они уже поняли, что это не их война. Но, с
другой стороны, пока намерены возвратиться 180 человек, остальные еще
подумают. Несколько человек уже подали документы на статус беженцев,
либо на российское гражданство. Они уже не намерены возвращаться. Я так
понимаю, что это в основном контрактники. Люди, более взвешенно
оценивающие ситуацию. И вполне допускаю, что в ближайшее время последует
еще такие же массовые сдачи. Тут вопрос в том, насколько информация
распространяется между воинскими частями. То есть, когда узнают, что
соседи ушли, то начинают в голове бродить мысли, а мы почему тут должны
оставаться погибать? Если там все наглухо отрезано, то тогда они могут,
действительно, оставаться до самой критической ситуации. Хотя, в
принципе, сдача-то идет потихоньку. Уходят к ополченцам, просто пытаются
уйти какими-то тропами на Украину. И не зря Стрелков издал приказ, что
не стрелять по сдающимся. Обращаться с ними нормально, как положено по
конвенции. Но и плюс дезертирство. Дезертирство в армии, вот даже по тем
обрывочным сведениям, которые появляются сквозь информационную блокаду,
какой окружена вся операция, и вообще, что связано с военными делами,
но там батальон «Львов» добровольческий из 400 человек до фронта доехали
150. И такие ситуации, убегают же не десятками, а сотнями просто
разбегаются. Мобилизация идет с огромным скрипом. В среднем 50 % не
являются по повестке. Вот мы видим уже мятежи женские, выходят матери и
жены с детьми, перекрывают дороги, ложатся перед автобусами
военкоматскими и так далее, требуют вернуть своих детей, мужей. Их
начинает полиция разгонять. То есть зреет бунт против войны. Начинается
понимание, что война-то не нужна, что-то тут не то с этой войной. Тут
украинцы, там украинцы. Друг в друга стреляют. И возник еще один
интересный момент в протестах, почему едут наши дети, а не дети
чиновников? Из них-то никто на фронт не едет, никому повестки не
рассылают, никого не забирают. Это возмущает тоже людей, потому что они
начинают понимать, что их используют как пушечное мясо, как расходный
материал. И, в принципе, я думаю, вполне возможно, в армии идет сильное
брожение, не исключаю какие-то неожиданные вспышки возмущения, мятежа.
Именно для того, чтобы прекратить вообще эту войну.

А.М.: - Скажите, а эта истерия украинская и западэнская приобрела такой масштаб, потому, что она подается как экспансия российская,
имперские планы. Потому что нет понимания у украинцев, что это
внутренний конфликт идет на Донбассе, что все-таки жители Донецка и
Луганска…

В.М.: - Там в националистическом духе все 23 года обрабатывали население. Если вначале там создавался миф о Великой Украине,
праздновали 2000-летие украинского флота на полном серьезе, много всяких
там чудных. И дальше шло все больше. При Ющенко это уже перешло все
границы, потому что он сделал героями Бандеру и Шухевича. И после этого
всем националистическим элементам, самым экстремистским, был открыт
зеленый свет. И начались эти шествия с факелами, началось формирование
различного рода группировок. Появились нацисты, которые, что называется,
перенацистили классических украинских последователей Бандеры. И это
стало подниматься на государственный уровень. Портреты Бандеры в школах в
классах, памятники, всякие памятные даты Бандеры, Шухевича, миф об их
героизме и борьбе за свободу. Насаждение мысли, что клятые москали
лишили свободы их в 20 году, а потом еще и в 44-45. И особенно молодежь
на такие вещи податлива, потому что у нее не было других-то источников. А
дальше началась истерия. Здесь ведь есть один очень любопытный момент,
это эйфория толпы. Вот когда на Майдане собираются 100, 1000 человек,
митинги, чуть ли ни круглосуточные, когда там непрестанно идет, что
называется, по ушам, что мы герои, банда Януковича, Россия высасывает
все соки, и так далее, олигархи, коррупционеры, а это все Россия нам
насажала, клятые москали и кацапы. А у толпы есть одно свойство, она
управляема и она подвержена поддаваться этой волне. И люди, вполне
нормальные, приличные, образованные, которые думают, что никогда другими
не станут, побывав на Майдане, киевская интеллигенция, русскоязычная,
пережив волну эйфории этой толпы, почувствовав себя частью такого
единого мощного организма, они просто изменились. А плюс к этому,
отключили российские каналы. Массированно заработали все украинские,
совершенно четко. Были сотни разных на Украине неправительственных
коммерческих организаций, которые прямо питались с Запада, с Соединенных
Штатов, из ЦРУ, из Госдепа и так далее. Они все включились в работу.
Туда приехали политтехнологи, опытные, поработавшие и на прежнюю
«оранжевую революцию», и в Грузии, и в Белоруссии попробовавшие себя из
такого же рода. Там есть люди, которые приехали до того, как начался
Майдан. За месяц поснимали квартиры, и началам вести какую-то научную
работу, собирать статистику и прочее, ну, включились. Плюс тут же
появились разного рода советники из соседних стран – Литва, Польша и так
далее. И мы помним, как на этом Майдане появлялись и президенты и
премьеры и министры иностранных дел зарубежных государств и прочие
высокопоставленные чиновники, которые выступали и ободряли всех и
поддерживали и все это шло. Народ-то еще чем был подкуплен? Мы идем в
ЕС, вот завтра все изменится. Бросим ненавистную клику Януковича,
отгородимся от России, не дадим нас грабить больше, а сами все получим
паспорта Шенгенские и весь мир перед нами открыт, мы туда все будем
продавать за евро, поедем, там будем работать и зарабатывать эти же евро
пачками. Вот такая вот большая иллюзия. И не будем забывать, что
Майданы были везде. Во всех городах началось формирование боевых групп,
которые стали захватывать воинские части, отделения милиции, разоружать,
получать оружие и, в принципе, уже началась подготовка вооруженного
мятежа. Волны эйфории от этой толпы стали распространяться по всей
стране. А на востоке народ просто делал свое дело, ни во что не
вмешивался, на все ему было наплевать. И он зашевелился только тогда,
когда произошел переворот, когда Рада приняла закон о языке.

А.М.: - Скажите, говоря о проекте Новороссия, о восточных областях, когда начинались протесты, когда референдумы были, речь шла, что
объединятся все 8 областей в перспективе. Однако, после некоторые
отказались проводить референдум. В итоге остались ДНР, ЛНР. Почему так
произошло, на ваш взгляд?

В.М.: - Во-первых, там сразу жестоко все подавлялось. В ДНР и ЛНР, появилось сопротивление вооруженное, достаточно сильное, а в Николаеве,
там жестоко разогнали антимайдан и вообще народ стали подавлять. Ведь
было очень много избиений активистов, просто их забирали, сажали, они
без вести пропали. Где их трупы закопаны, никто не знает. Ну, и самое
страшное. Это, конечно, 2 мая в Одессе, когда людей жгли живьем,
убивали, добивали, истязали. Когда показательно это было сделано. Это
жесточайшая совершенно фашистская расправа, когда вся Одесса затихла,
зажалась и испугалась по-настоящему. И, кроме того, еще такой момент,
эта самая пропаганда, язык ненависти антироссийский, она сработала. И
очень большое количество населения ждало результатов Майдана. Там все
время народ живет на каком-то надрыве, антироссийском таком. Для
самоидентификации украинцу нужно сейчас надеть вышиванку, говорить на
мове и процентов на 70 от его самоидентификации, это ненависть к России.
То есть, вот чем отличается украинец от русского, от москаля, тем, что
он его ненавидит. На Украине это так. Это нелепость полная,
самоидентификация. То есть, нация не может быть, основана на ненависти.
Это саморазрушение. Эта ненависть, она все равно будет выплескиваться. А
ее поддерживают искусственно. В этой атмосфере эти все области, можно
считать, что они остаются украинскими, даже проукраинскими. Луганская и
Донецкая уже не Украина давно, и Украиной никогда не будут уже.

А.М.: - Скажите, а если вообще говорить о перспективах Новороссии?

В.М.: - Значит, каковы перспективы? А вот, давайте так, взгляд в историю, чуть-чуть назад. Месяца три назад, четыре, что из себя
представляли ополченцы? Это сколько-то десятков человек, на них там две
дюжины охотничьих ружей. Сейчас это армия. Киев оценивает их, Минобороны
оценивает в 15 тысяч человек. И удивляются тому, что сколько они ни
воюют, а так и остается 15 тысяч. На наших глазах, в принципе, армия
возникла. С вооружением, это уже не партизаны и не совсем ополчение,
скажем так. И судя по тому, что происходит, и штабная работа там
налажена и связь и взаимодействие. И уже нет таких наступательных
действий, когда нарывались на засаду, на плотный огонь, погибали
десятками. Нет. Обороняют какое-то село, ключевой участок, противник
несет потери, затем небольшое тактическое отступление, противник
заходит, зачищает, его накрывают огнем и контратакой и выбивает обратно с
большими потерями. Результаты нулевые, потери большие. Деморализованы
солдаты, потери бронетехники. Бронетехника уже, ополченцы это отмечают,
пошла старая, расконсервированная со складов хранения, демонтированная.
То есть та, которая была в боевых частях, эти все танки либо сожжены,
либо достались ополченцам. В принципе, те, кто был в армии на начало
этой войны, они уже все в этих танках сгорели. И уже загоняют туда
резервистов, тех, кто когда-то служил. В общем, у них специалистов на
самом деле крайне мало. И вот эти все атаки, попытка блицкрига, массой
задавить - не проходит. А главная причина - командованиие украинской
армии не образовано и бездарно. Там нет ни одного офицера, который имел
бы представление, что такое батальонные учения. Там просто выращено
поколение неграмотных офицеров, которые ничего не знают. Там нет
никакого взаимодействия между родами войск, этому тоже никогда не
учились.
Читайте далее: http://www.svpressa.ru/online/article/94083/?nocach=1

Читайте далее: http://www.svpressa.ru/online/article/94083/?nocach=1
 
ВладДата: Суббота, 30.08.2014, 23:24 | Сообщение # 2
Группа: ЖИВОЙ
Сообщений: 1007
Часть 2



А.М.: - Не раз отмечалось, обстрелами нашей территории, Ростовской области, и вообще
этим конфликтом, Украина всячески провоцировала Россию. Появились
сообщения, я не знаю, насколько они верные, исходили с украинских
сайтов, что Украина наращивает силы возле границ с Приднестровьем.
Появились комментарии, если Украина при поддержке Запада так хочет
втянуть Россию, она может ударить и по Приднестровью. Что собой
представляет Приднестровье? Как вы оцениваете такой сценарий?

В.М.: - Украина осуществляет блокаду Приднестровья. Ей приказано. Она это делает. Это укладывается в русло той американской геополитики, в
угоду которой вся эта война разыгрывается сейчас. Все-таки, признаем,
что сейчас на Украине происходит геополитическая война между
Соединенными Штатами и Россией. Война направлена против России. А
Украина в ней использована просто как расходный материал. Возможна ли
атака Украины на Приднестровье? Только при условии, я думаю, если это
будет совместно с молдавско-румынскими войсками. Сейчас все силы Украины
собраны на юго-востоке и ей там особо воевать-то нечем. И, кроме того,
мы видим, что из себя представляет украинская армия. А в Приднестровье
народ настроен решительно. И, я думаю, что приднестровцы сумеют дать
отпор. Так что здесь какой-то авантюры со стороны Украины в ближайшее
время я бы не ждал. Что касается втягивания России в войну, это вот
позарез было необходимо всем. Почему? Здесь я могу обозначить одним
словом - Афганистан. У нас ведь до сих пор споры идут, надо было в
Афганистан вторгаться или не надо. С Украиной то же самое. Надо
вторгаться на Украину или не надо. И рассуждения обычно такие, что вот
да, мы сильнее, да, мы там через три дня в Киеве, еще три дня и все
будет, ее освободим. Нацистов мы добили. Да нет, ничего подобного. Дело в
том, что в той ненависти, в которой по отношению к России пропитана
сейчас Украина, это была бы вообще смертельная ошибка на века вперед.
Поэтому Россия правильно не вмешалась в это дело и не влезает. Несмотря
на обстрелы территорий и так далее. В ответ, да, мы можем выстрелить, но
воздерживаемся. Хотя, я думаю, что косвенно, конечно, помощь
оказывается какая-то. Поскольку никаких реальных доказательств нет, я
тут больше ничего сказать не могу. Я могу только предполагать. Я думаю,
что многое будет зависеть от того, как пойдут дела дальше на Украине.
Потому что вот сейчас третий призыв пройдет, набрать полностью не могут,
потери большие, деморализация, потери от дезертирства, уклонений и так
далее. И в общем-то, я думаю, через месяц-полтора, уже от Донецка и
Луганска украинскую армию прогонят. А к октябрю-ноябрю зачистят
территорию и вот тут установится какой-то статус-кво, и возможно
пройдут, наконец, переговоры, чтобы дело не зашло дальше. Тут не до
Приднестровья, ни до чего. Украина объявит эту территорию оккупированной
Россией, естественно. Вся Европа по команде США будет этой же позиции
придерживаться, всяких санкций опять добавит. Ну, что делать! Вопрос-то
стоит на самом деле, не об Украине, а о выживании России.

А.М.: - Как вы оцениваете, сейчас гонка вооружений, угроза НАТО России выходит на первый план. Мы можем отразить какую-то агрессию,
вообще, какая агрессия может быть в современных условиях, когда, грубо
говоря, НАТО все равно сплоченная и сейчас она сплачивается еще больше
вокруг украинского кризиса.

В.М.: - Ну, НАТО - сплоченная-то сплоченная. Но, например, Турция и Греция врагами так и остаются. И, кроме того, интересы мелких стран,
остатки соцлагеря, которые вошли в НАТО, у них ведь совсем иные
интересы, чем у стран старого Запада. И для них вступление в НАТО, это
приобретение такого вот другана, который всегда тебя защитит, когда ты
где-то на кого-то тявкнешь, что-то такое сделаешь. Можно свою армию-то
вообще не иметь в этой ситуации. Скажем, те армии, которые остались со
времен социализма в той же Венгрии, Румынии, Польше, они вроде были
большие, сильные, но они тоже сокращаются. Они не хотят тратить деньги.
Никто не хочет тратить деньги. В принципе, НАТОвские страны все свои
оборонные проблемы перевалили на США. Ну, естественно, они должны
следовать курсу, поддакивать, все там санкции соблюдать, поддерживать
всю риторику. Насчет большой сплоченности НАТО, она вся держится на
приказах из Пентагона. Вот, что там решили, того вся Европа и вынуждена
придерживаться. Гонки вооружений пока нет. Но финансово-экономический
кризис-то еще не преодолели. И то снижение оборонных расходов, которое
было во всех странах без исключения, то даже где-то какое-то увеличение,
оно пока еще не покрывает то падение, которое происходило. Были
скорректированы, кстати, программы закупки вооружения. Поэтому очень
много воинственной риторики со стороны НАТО, но очень мало желания
действовать в реальности. Они могут подкинуть оружие, каких-то
материалов, может быть, отправить каких-то советников даже. Но не более
того. Гораздо в этом плане реальнее участие частных военных компаний,
ЧВК, Они есть на Украине. И, в частности, поляки, немцы, там еще ряд
других. Но в основном они там пока выступают как инструкторы и как
советники. Ну, видимо, и как охранники. В общем-то, в бой-то они не
лезут. Так что, реального вмешательства военного НАТО не будет. Вопрос, а
Третья Мировая будет? Да не будет Мировой войны. Все прекрасно знают,
где эта грань. Все это прекрасно видят, и никто эту грань не переходит
пока. Кстати, тот же самый Обама заявляет, что ничего против России не
имеет, обратим внимание.

Полная версия на видео «Открытой студии».

Над программой работали: Антон Мардасов (ведущий), Майя Мамедова (продюсер), Александр Фатеев (оператор-монтажер).

Справка «Открытой студии»:

Виктор Алексеевич Мясников родом из Вологодской области. Учился в Литературном институте им. А. М. Горького и Уральском государственном
университете. Работал инструктором на турбазе, монтажником-высотником,
сборщиком оптико-электронной аппаратуры, мыл золото, добывал самоцветы,
снимался в кино как каскадер, Служил в спецназе Внутренних войск. Ныне -
военный журналист-эксперт.
Читайте далее: http://www.svpressa.ru/online/article/94083/?nocach=1
 
Короче дайджест » Натощак » ВОСЕМЬ ЛИТРОВ » Виктор Мясников: Украинские батальоны просят защиты у России (Тема:Стратегическая ситуация на российско-украинской границе)
Страница 1 из 11
Поиск: