Приветствую Вас, Гость
Главная » 2013 » Февраль » 19 » Евсеев о кризисе концепции на Ближнем Востоке
15:41
Евсеев о кризисе концепции на Ближнем Востоке
После распада Советского Союза и становления однополярного мира внешняя политика США стала оказывать непосредственное воздействие на все государства. Мера такого воздействия определялась значимостью страны для американских национальных интересов. Ввиду зависимости Вашингтона от поставок нефти, такой интерес был явно проявлен к аравийским монархиям. Уязвимость основного американского союзника на Ближнем Востоке – Израиля требовала активной роли США как в этом регионе, так и на близлежащих территориях Северной Африки. Учитывая это, американские политологи постарались обосновать необходимость вмешательства США во внутренние дела всех этих государств. В результате появилась концепция "Большой Ближний Восток", рассмотрению которой посвящена настоящая работа.


Появление концепции "Большой Ближний Восток"

Как полагают российские эксперты, идея "демократизации" и "реконструкции" Ближнего Востока зародилась в Белом Доме летом 2003 г. Тогда возникла необходимость выйти из тупиковой ситуации в Ираке, сложившейся после свержения американцами и их союзниками власти С.Хусейна. Для этого требовалось компенсировать непопулярные силовые действия США конструктивной и привлекательной программой "светлого будущего" для этого стратегически важного региона.

Представители республиканской администрации США тогда считали необходимым проведение на Ближнем Востоке демократических реформ и экономической либерализации "ради борьбы с бедностью и отсталостью, которые порождают терроризм". При этом военная операция США и их союзников в Ираке рассматривалась лишь как первый этап комплексной программы по "перестройке" указанного региона. Вашингтон стремился реализовать масштабный план, а именно: "усмирить" Ближний Восток путем установления там проамериканской "дружественной" демократии.

Впервые план "реконструкции" Ближнего Востока был сформулирован президентом Бушем-младшим в его выступлении 6 ноября 2003 г. в Национальном фонде демократии. По мнению президента США, реализуемая им американская миссия – распространение свободы и демократии по всему миру – являлась логическим продолжением Версальского мирного договора, завершившего Первую мировую войну. Его основу составили "четырнадцать пунктов", предложенных президентом США Вильсоном. В январе 1941 г. подобное сделал Ф.Рузвельт в своем выступлении перед членами конгресса, которое получило название как речь о "четырех свободах".

Основными авторами концепции "Большой Ближний Восток" стали Г. Киссинджер, Г. Допрет, Д. Рамсфельд, Д. Чейни, К. Райс, Р. Перл, П. Вулфовиц, М. Гроссман и другие американские политологи и представители исполнительной власти. Авторы указанной концепции исходили из того, что западная демократия как универсальное средство обеспечивает модернизацию, процветание, справедливость и диалог культур. Следовательно, на основе "реконструкции" Ближнего Востока нужно создать такое сообщество, которое бы полностью отвечало национальным интересам США. Как отмечает бывший советник президента США по национальной безопасности З.Бжезинский, это позволило бы влиять на территории Евразийских Балкан, в состав которых были включены Южный Кавказ, Центральная Азия, Афганистан, Турция и Пакистан.

Основной замысел концепции "Большой Ближний Восток" был сформулирован следующим образом: "Решение палестинской проблемы через Багдад". Это свидетельствовало об участии в ее разработке произраильского лобби в США. И это не было случайным, так как именно указанная структура активно способствовала американскому вторжению в Ирак. Вскоре сфера действия концепции была расширена на страны Северной Африки и Среднего Востока.

Реакция арабских стран

Появление концепции "Большой Ближний Восток", которую квалифицировали как попытку вмешательства во внутренние дела расположенных в регионе стран, вызвало крайне негативную реакцию у большинства арабских стран. С их стороны было отмечено, что демократические реформы должны стать результатом эволюционного развития арабских сообществ, а не навязываться извне. Одновременно американцев упрекнули в том, что предложенная концепция не содержит упоминания о необходимости разрешения арабо-израильского конфликта как предпосылки для проведения на Ближнем Востоке демократических реформ.

Президент Сирии Б. Асад сразу заявил, что не "может быть развития и демократии в условиях войны и существования политических проблем, и никто не только в Сирии, но и во всем регионе не верит в американскую инициативу". Лидер ливийской революции М.Каддафи назвал американскую инициативу "расистской", отметив, что "арабский Магриб не имеет никакого отношения к тому, что делается на Ближнем Востоке". Премьер-министр Кувейта шейх С. аль-Сабах проинформировал, что не приемлет попытки США построить Большой Ближний Восток с помощью навязывания социальных и экономических реформ. Некоторые представители арабских стран обвинили Вашингтон в том, что американская идея "реконструкции" Большого Ближнего Востока направлена, прежде всего, на обеспечение здесь интересов Израиля и США.

В противовес американской концепции, Египет, Саудовская Аравия и Сирия выдвинули арабскую инициативу "самодемократизации" на основе следующих принципов:

1) реформирование должно осуществляться "изнутри" самими арабскими обществами и не навязываться извне;

2) процесс реформирования должен быть постепенным, чтобы не нарушить региональную безопасность и стабильность;

3) процесс реформирования должен служить интересам региона, а не врагам расположенных там государств;

4) разрешение арабо-израильского конфликта является непременным условием успешного проведения в регионе политической реформы;

5) при проведении реформ необходимо учитывать особенности каждой арабской страны (реформы не могут проводиться по одному шаблону);

6) религиозные экстремистские группировки не должны воспользоваться плодами проводимых реформ и политикой "открытых дверей".

Конечно, арабская инициатива "самодемократизации" носила больше косметический характер. Но, как показали события так называемой "арабской весны", проявленные арабскими лидерами озабоченности имели под собой реальные основания. Пример этому – захват исламистами власти в Ливии и Египте. Они рвутся к власти в Сирии, Тунисе и Йемене.

Взгляд со стороны Европы

Концепция "Большой Ближний Восток" не нашла своего понимания и в Европе. Так, по мнению бывшего премьер-министра Франции Д. де Вильпена, "необходимо избегать универсального подхода, нельзя рассматривать страны Магриба по тому же сценарию, как со странами Ближнего Востока и странами Персидского залива. Нельзя концентрироваться на проблеме безопасности. Для достижения успеха, наш подход должен быть глобальным, с учетом всех политических, экономических, социальных, культурных, образовательных аспектов".

Как следствие, европейские государства, прежде всего Франция и Германия, предложили внести коррективы в указанную концепцию. В частности, Ж.Ширак неоднократно указывал, что партнерство между Западом и странами Большого Ближнего Востока должно быть результатом "свободного выбора". С его точки зрения, "страны Ближнего Востока и Северной Африки не нуждаются в миссионерах для проведения демократизации".

В ходе интенсивных консультаций на протяжении несколько месяцев и с учетом позиции арабского саммита, который в мае 2004 г. прошел в Тунисе, европейцы предложили внести изменения в американскую концепцию "Большой Ближний Восток". По их мнению, нельзя искусственно соединять в рамках указанной концепции такие разные страны как Афганистан, Пакистан, страны Персидского залива и Арабского Магриба. Европейцы опасались, что, приняв американский проект "модернизации" Большого Ближнего Востока, они будут вынуждены его финансировать. Последнее служило реализации лишь американских национальных интересов.

Тем не менее, во время саммита стран "Большой восьмерки", который в июне 2004 г. состоялся на острове Си-Айленд (штат Джорджия), европейцы согласились с концепцией "реформирования" Большого Ближнего Востока, которая в окончательной редакции получила название: "Партнерство ради прогресса и общего будущего с регионом Расширенного Ближнего Востока и Северной Африки". В итоговом документе этого саммита было отмечено, что "существуют три области, требующие внимания со стороны мирового сообщества: отсутствие свободы, безграмотность и соблюдение прав женщин. Сохранение проблем в этих областях угрожают национальным интересам всех членов "Большой восьмерки" и приводит к росту экстремизма, терроризма, международной преступности и незаконной миграции".

Кризис американской концепции

Несомненно, что концепция Большого Ближнего Востока была взята на вооружение республиканской администрацией Буша-младшего. Однако, в силу ряда причин, реализовать ее американцы так и не смогли. Во-первых, все попытки Вашингтона "демократизировать" Большой Ближний Восток вели только к усилению там нестабильности, фундаментализма и терроризма. Во-вторых, США не смогли создать в Ираке проамериканский режим. В итоге к власти в Багдаде пришли представители шиитского большинства, что привело к существенному улучшению ирано-иракских отношений. В-третьих, американская концепция не была поддержана ни правительствами, ни народами стран Арабского Востока, а также Ирана и Турции. Единственная страна, которая не только поддерживает эту концепцию, но и постоянно "подталкивает" США к ее реализации - это Израиль, который считает себя "островком прозападной демократии среди автократического арабского моря". В-четвертых, в реформировании нуждался не столько Большой Ближний Восток, сколько отношения между расположенными там странами и США и Западом в целом. Чем больше США вмешивались в дела Большого Ближнего Востока, использовали политику двойных стандартов и выступали гарантом некоторых проамериканских режимов, тем сильнее росли в регионе антиамериканские отношения. В-пятых, на территории постсоветского пространства реализацию этой концепции восприняли как продолжение американской политики "цветных" революций и создания "управляемого хаоса". Последнее, в частности, предполагает ослабление государств за счет их дробления с целью создания полностью контролируемых режимов.

"Арабская весна"

Вопреки мнению многих, "арабская весна", которая началась в январе 2011 г. с отстранения от власти проамериканского президента Зин аль-Абидин Бен Али в Тунисе, для Вашингтона стала неожиданностью. Конечно, попытки реализации концепции "Большой Ближний Восток" ухудшали внутриполитическую ситуацию стран Ближнего (Среднего) Востока и Северной Африки. Но в Вашингтоне надеялись удержать ситуацию под контролем даже после отстранения от власти в Египте еще одного их союзника – Х.Мубарака.

На Западе, особенно на начальном этапе, часто сравнивали "арабскую весну" с событиями в Восточной Европе конца 80-х – начала 90-х годов. И в том, и в другом случае смысл происходивших событий сводился к демонтажу государственно-политических структур, сформировавшихся в период "холодной войны". На волне эйфории от ранее достигнутой победы Запад сделал ставку на всемерную поддержку демократических тенденций. Однако смена элит, сопровождавшаяся завышенными социально-экономическими ожиданиями населения, оказалась более благоприятной для прихода к власти не демократов, а исламистов. Американцы, которые еще с 80-х годов имели устойчивые связи с умеренными исламистами, были готовы к такому развитию событий. Но молодые "зеленые" демократии быстро показали, что они имеют собственные программы, далеко не всегда совпадающие с взглядами из Вашингтона. Более того, сентябрьские (2012 г.) погромы американских дипломатических представительств, прокатившиеся по всему исламскому миру, взбудоражили не только Европу, но и другие континенты. Убийство американского посла К.Стивенса и трех его коллег в Бенгази только довершило общую тревожную картину.

По сути, вышеизложенное означало крах ранее предложенной концепции "Большой Ближний Восток". Однако в Вашингтоне подобного делать не собираются. В этом отношении показательно недавнее высказывание сенатора, а ныне Государственного секретаря США Дж.Керри. По его мнению, волна демократических восстаний на Ближнем Востоке и в Северной Африке является "одним из самых знаменательных событий нашего времени…Свержение авторитарных режимов в Тунисе и Египте открыло путь к созданию более прозрачного и ответственного правительства, и США играют решающую роль в обеспечении этих демократических преобразований".

В качестве основных направлений развития политики США на Большом Ближнем Востоке Дж.Керри предложил следующие:

а) развитие демократии. В Вашингтоне полагают, что политические реформы служат не только интересам протестующих, которые требуют смены правительств на более "прозрачные", то есть лишенные коррупции и подотчетные собственному народу. Это позволяет упреждать потенциальные угрозы для национальной безопасности США, в том числе путем реализации программ помощи и поддержки демократии. Ввиду пессимизма конгресса по вопросу осуществления программ помощи иностранным государствам сенатор Керри предупредил: "Мы можем либо оказывать финансовую помощь сейчас, либо оказывать ее позже, но уже в условиях повышенной угрозы для нашей национальной безопасности".

б) учет уроков, полученных после распада Советского Союза. Дж.Керри полагает, что распад Советского Союза может стать историческим примером для развития отношений США со странами постреволюционного Большого Ближнего Востока;

в) поддержка и развитие рыночной экономики. В настоящее время Сенат США разрабатывает новую законодательную базу для экономик стран - новых демократий, включая страны Большого Ближнего Востока.

Конечно, подходы демократа Керри к процессам, происходящим на Ближнем (Среднем) Востоке и в Северной Африке, намного более взвешенные, чем это делалось во времена Дж.Буша-младшего. Американцы, скорее всего, отказались от "реконструкции" Большого Ближнего Востока. Однако на повестке дня по-прежнему стоит вопрос о его "демократизации". Следовательно, для них концепция "Большой Ближний Восток", пусть и в измененном виде, все еще сохраняет свою актуальность. И это создает дополнительные риски для всех проживающих там народов.

Будущее Большого Ближнего Востока

Несомненно, что нынешний Большой Ближний Восток напоминает минное поле потенциальных этнических и пограничных конфликтов, готовых взорваться при любом неосторожном движении. При этом существуют два основных сценария дальнейшего развития событий:

а) Версальский. После Первой мировой войны "передел Европы" сопровождался разделом арабских владений Османской империи при ведущей роли внешних сил. США надеются, что благодаря своему экономическому, политическому и военному влиянию они при поддержке союзников смогут контролировать процессы на Большом Ближнем Востоке. По-видимому, американцы завышают собственные возможности и слишком верят в притягательную силу демократии по западному типу. Попытки вмешательства Вашингтона во внутренние дела расположенных там государств уже привели к небывалому росту антиамериканских настроений. Скорее всего, эта тенденция сохранится и после корректировки Б.Обамой региональной политики США, что будет означать реальное сокращение их сферы влияния.

б) Вестфальский. Вестфальский мир (1648 г.) завершил Тридцатилетнюю войну в Священной Римской империи. Он положил началу нового порядка в Европе, основанному на концепции государственного суверенитета. По отношению к Большому Ближнему Востоку это означает, что судьбоносные для народов решения будут приниматься самими региональными странами без внешнего вмешательства и при строгом соблюдении требований международного права. Россия призывает именно к такому развитию событий, что полностью отвечает интересам народов Ближнего (Среднего) Востока и Северной Африки. Но Запад еще слишком силен, а его лидеры уверены в собственном могуществе. Следовательно, реализовать указанный сценарий будет крайне сложно.

Таким образом, крушение авторитарных режимов на Большом Ближнем Востоке, начавшееся в ходе "арабской весны", могло бы стать очередным этапом единого исторического процесса. Вслед за Восточной Европой и Балканами Большой Ближний Восток способен вступить в сообщество государств, отношения между которыми базируются на единых ценностях. Но для этого необходимо встречное движение со стороны Запада, его согласие играть по единым правилам формирующегося многополярного мира, уважение к религиозным чувствам местного населения, безусловное соблюдение государственного суверенитета и отказ от попыток подмены его соображениями политической целесообразности. В США, как лидере западного мира, к этому не готовы. Как следствие, американцы не отказываются от концепции "демократизации" Большого Ближнего Востока. Это будет создавать в странах Ближнего (Среднего) Востока и Северной Африки значительную нестабильность, что негативно повлияет на безопасность европейских государств. К сожалению, такое в Вашингтоне стараются не замечать.

http://www.centrasia.ru/news.php?st=1361204220

взято у werewolf0001 в В.Евсеев: Кризис концепции "Большой Ближний Восток"
Просмотров: 302 | Добавил: Дайджест
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]