Приветствую Вас, Гость
Главная » 2013 » Февраль » 19 » Судьба Якута из асабадских егерей
13:24
Судьба Якута из асабадских егерей


В декабре 1985 года газета «Правда» опубликовала заметку о том, что китайская газета «Жэньминь жибао» написала о. приграничном бое советской роты с моджахедами и о подвиге Героя Советского Союза лейтенанта Николая Кузнецова. Отмечалось, что такая осведомленность китайской прессы от того, что среди моджахедов были китайские советники, непосредственно участвовавшие в том бое и смогли рассказать подробности о гибели тридцати военнослужащих элитного отряда спецназ, недавно прибывшего в пограничную провинцию Кунар. Сами понимаете, что появление такой заметки в центральной партийной газете не могло быть случайностью. В то время вообще не писали о спецназе ГРУ. Хотя с приходом Горбачева именно на него была сделана основная ставка в борьбе с вооруженными формированиями афганских мятежников. И раз статья появилась, она должна была привлечь внимание международной общественности на факт использования спецслужб Китая, для подготовки специалистов подрывной войны против республиканского правительства Афганистана и Ограниченного контингента, советских войск в Афганистане. Вот так громко о 334-м отряде спецназ узнала вся планета.




А вскоре о мастерстве, мужестве и боевых подвигах спецназовцев, находящихся в Асадабаде, заговорили уважительно американские и западноевропейские специалисты, работавшие советниками на базах подготовки афганских террористов на территории Пакистана. Кем-то из них, явно западных военных, и было дано громкое название «Асадабадские егеря», подхваченное вскоре местным населением и мятежниками, сначала в провинциях Кунар и Нангархар, а позже по всему Афганистану. Почему именно егеря? Это не азиатское название...

Слово «егерь» немецкого происхождения (Jager — охотник, стрелок), имеет три значения:

1) Разновидность лёгкой пехоты. Егерями называли отличных стрелков. В русской армии первый батальон егерского типа был сформирован П. А. Румянцевым в 1761 г. В русско-турецкую войну 1768 — 1774 все пехотные полки русской армии уже имели команды егерей. В 70-х гг. из них были созданы отдельные егерские батальоны. В 1797 году были переформированы в егерские полки. К началу Отечественной войны 1812 в русской армии было 52 егерских полка, в т. ч. 2 гвардейских. В начале XX века в русской армии существовал один лейб-гвардии егерский полк. Многие командиры егерских частей стали известными военачальниками — М. Б. Барклай-де-Толли, П. И. Багратион, М. И. Кутузов;

2) Егеря конные — лёгкая кавалерия, предназначались для ведения разведки, поисков и рейдов в тыл противника;

3) Специалисты-охотники.

Однако западное название «Асадабадские егеря» прижилось в Афганистане и стало своебразным брендом качества, характеризующим боевую часть спецназа 40-й армии, что заслужить было непросто.

Наш 334 отдельный отряд специального назначения (войсковая часть полевая почта 83506, позывной «Тариф», он же по легенде прикрытия 5-й отдельный мотострелковый батальон), был сформирован, в соответствии с Директивой ГШ ВС СССР № 31/4/2/00919 от 30 декабря 1984 года. Формирование осуществлялось на базе 5-й отдельной бригады спецназ Белорусского военного округа в Марьиной Горке из военнослужащих частей спецназ Белорусского, Ленинградского, Дальневосточного, Прикарпатского и Среднеазиатского военных округов. Боевое слаживание сформированных подразделений было завершено к 8 января 1985 года. А 13 января отряд уже был передан в состав ТуркВО и прибыл в город Чирчик Ташкентской области.

После пересечения государственной границы СССР в районе Термеза, с 17 по 29 марта отряд совершил шестисоткилометровый марш через обледенелый Гиндукуш по маршруту: Хайратон — Пули-Хумри — Джабаль-Уссарад — Кабул — Джелалабад — Асадабад.

Это было нелегкое дело. Для того чтобы просто дойти до Асадабада, была проведена крупномасштабная армейская операция. В последующем, благодаря активным боевым действиям этого отряда с душманами, дорога стала более безопасной и соединила два административных центра Джелалабад — Асадабад, тем самым стабилизировав обстановку в районе. Давалось это большой кровью и постоянными потерями.

Местом дислокации прибывшей части был определен небольшой пограничный городок, центр провинции Кунар. Провинция Кунар узкой полосой протянулась на 200 км по ущелью вдоль границы с Пакистаном. В долинах Кунара была особая экзотическая природа субтропиков. Здесь произрастали банановые пальмы, апельсины. Город Асмар и его окрестности знающие люди называли афганской Швейцарией. Места красивые: сланцевые горы, много речушек и ущелий, вполне подходящих для курортов. Правда, в вечернее время масса гнуса — комаров и москитов опускалась на городок и это было опасно не только для населения, но и наших воинов, потому что эти насекомые несли малярию и другие опасные заболевания...Маленький город Асадабад, столица провинции, расположился на берегу реки всего в 15 км от пакистанской границы. Это был самый восточный пункт дислокации советских войск. А за границей — сплошные тренировочные центры моджахедов. Южнее Асадабада душманов учили советники из Пакистана, в районе Асмара — американцы, французы. Много было и китайских инструкторов. Через провинцию Кунар проходило 25 транзитных караванных маршрута из Пакистана. Не случайно эти места называли краем непуганых духов. Гадкое место. Не на голом месте и не случайно родилась солдатская поговорка:

— Если хочешь пулю в зад — поезжай в Асадабад!

Командарм Б.Громов об этих местах писал: «В приграничных провинциях боевая активность моджахедов была чрезвычайно высокой. Особенно тяжело пришлось подразделениям, находящимся в Асадабаде. Пик боевых действий пришелся там на завершающий этап Афганской войны».

Зона ответственности отряда спецназ была велика: от населенного пункта Биркот на севере до дороги Асадабад — Джелалабад на юге. Однако ему пришлось мотаться в рейдах по Нангархарской долине и провинции Лагман, стоять в базовом районе возле ГЭС на Дарунте под Джелалабадом, воевать в Черных горах, искать душманов под Суруби и Гардезом, бить духов в засадах под далеким городом Хостом...

Что представлял из себя город Асадабад? Глубокое, похожее на каньон, ущелье, образованное угрюмыми скалистыми хребтами. По дну сбегаются две бурных речушки со сказочно-голубой водой. На берегу теснятся одноэтажные постройки города Асадабад, а ниже по течению, на камнях излучины, расположен аккуратный военный городок. Площадка для вертолетов. Парк боевых машин. Вот здесь-то и размещалось «Хозяйство Быкова», когда-то утопающее в зелени оливковых садов. Перед КПП части до последних дней стоял большой щит с ровной надписью «В нашей части служил Герой Советского Союза Н.А. Кузнецов!».

Не всегда была голубоватой мутная вода в местных горных речках Кунар и Печдара — густо вплетались в них кровавые струи. То Амин жестоко карал, по его мнению, «непокорных», то из Пакистана приходили лихие люди. Да, страшная и нелегкая судьба была у города Асадабад. Нет в нем ни одной семьи, которую обошли бы потери. Ни одной! Все стены домов и все дувалы выщерблены пулями. Несколько раз переходил город из рук в руки: то моджахеды брали, то правительственные войска.Потом в начале 80-х пришел в этот город вошел мотострелковый батальон советской 66-й мотострелковой бригады. Первым командиром отряда спецназ стал майор В.Я. Терентьев. Честолюбивый, молодой и весьма перспективный офицер, прибывший из печорского учебного полка, где, как отмечали, он был очень приличным руководителем. Отряд вошел в ДРА и одновременно был включен в состав легендарной 15 обрСпН, командир которой, полковник Старов Ю.Т., вручил отряду 1 февраля 1987г. Боевое Знамя части....

Одним из талантливых воспитанников Быкова был начальник разведки 334-го отдельного отряда спецназначения старший лейтенант Олег Якута.

Среди четырех тысяч солдат и офицеров 15 отдельной бригады спецназ, награжденных советским правительством боевыми наградами, особой когортой выделяются четыре Героя Советского Союза и десять военнослужащих, представленных к присвоению звания Героя Советского Союза за совершение героических подвигов в ходе боевых действий в Афганистане, но которые были удостоены других государственных наград СССР, а у двоих представления вообще реализованы не были. В этом списке есть фамилия Якута.

Якута Олег Алексеевич попал в Афганистан двадцатилетним лейтенантом, сразу после окончания Московского высшего общевойскового командного училища имени Верховного Совета РСФСР. Он родился 17 ноября 1964 года в Минске, в семье рабочего и медицинского фельдшера. Конечно, молодым солдатам, он — высокий, стройный и красивый парень, бывший кремлевский курсант казался уже опытным военным. А он был такой же неопытный мальчишка, как и его подчиненные, волею судьбы оказавшиеся на границе с враждебным Пакистаном. Адаптировались к новым условиям вместе. В августе 1985 года на пике военного противостояния советских войск с моджахедами в разгар афганского лета он прилетел в жаркий и душный Джелалабад, где был назначен командиром группы спецназначения в 154 ооСпН 15 оБрСпН. Здесь, в горах пограничной провинции Нангархар, лейтенант Якута совершил первые развед-выходы в качестве стажера и получил знания, умения и навыки спецназовской науки побеждать в реальных боевых условиях. Через месяц, когда начальник штаба отряда Г.В.Быков получил назначение на должность комбата 334 ооСпН 15 оБрСпН, он забрал с собой в г.Асадабад и Якуту. Новый коллектив произвел гнетущее впечатление. После гибели 1 роты солдаты и офицеры батальона долго не могли морально оправиться от перенесенного поражения. Нужны были активные действия для перестройки сознания личного состава.И Якута помог комбату в этом процессе своим личным примером. Сослуживцы отмечали, что лейтенант Якута О.А. с первых дней проявил высокую подготовленность к службе в боевой обстановке Афганистана, умение воспитывать подчиненных, готовить вооружение группы к выполнению специальных боевых задач, быстро ориентироваться в скоротечной боевой обстановке, грамотно оценивать ситуации, мгновенно принимать решения и руководить личным составом, достигая выполнения поставленных задач с наименьшими потерями.

Первая операция, порученная лейтенанту Якуте, по реализации разведданных состояла в захвате и уничтожении склада с оружием и боеприпасами промаоистской организации в кишлаке Дудрек (провинции Кунар). Она была тщательно спланирована и проведена показательно удачно. Лейтенант Якута умело организовал налет на объект, в ходе которого захватили 8 автоматов, 200 противотанковых мин и большой склад с имуществом и медикаментами. Отметив хватку, способности и личную смелость лейтенанта Якуты, командир батальона начинает поручать ему наиболее сложные операции. За первых пять месяцев службы в Афганистане лейтенант О.Якута прочно завоевал деловой авторитет офицера, обладающего завидным хладнокровием, изобретательной хитринкой и острой смекалкой разведчика. Неоднократно эти качества спасали жизнь и ему, и его подчиненным, и всему отряду.

Ярким подтверждением тому является операция, состоявшаяся 3 декабря 1985 года, когда в ходе ожесточенного боя в районе высоты 1300 метров группа Якуты оказала помощь группе спецназ, попавшей в засаду моджахедов. Действуя самоотверженно, дерзко и решительно, лейтенант Якута в том бою спасает от неминуемой гибели своих товарищей. Реально смерть висела и над головой молодого лейтенанта. Плотность огня противника была такова, что командир группы Якута за несколько минут боя получил два пулевых ранения в руку и колено. Несмотря на нестерпимую боль и изрядную потерю крови, лейтенант продолжал грамотно руководить боем и отогнал превосходящую по численности группу духов в сторону н.п. Шопали. Благодаря личному мужеству, проявленному лейтенантом Якутой, разведчики его группы вынесли с поля боя тела всех погибших товарищей: младших сержантов Матяша Е.В., Файзулина М.И., рядовых Иванова М.И., Козака В.В. и Дворникова В.А.Операция по эвакуации убитых и раненых спецназовцев происходила в тяжелых горных условиях пересеченной местности под огнем преследующего их противника. За тот бой лейтенант Якута был представлен командованием к награждению орденом Красная Звезда.

В январе 1986 года командир отряда назначил лейтенанта Якуту командиром специальной группы по захвату пленных. Командуя этой группой, лейтенант Якута продемонстрировал высочайшее личное мастерство, мужество и отвагу, так, 5 апреля, находясь в засаде в районе Джигдалай, дерзко захватил в плен главаря банды, а его охрану уничтожил сосредоточенным огнем. За эту операцию он представляется к награждению вторым орденом Красной Звезды.

19 апреля 1986 года в районе Чайшан-Масти (провинция Кабул) спецгруппа Якуты в ходе скоротечного боя захватила в плен 9 видных деятелей оппозиции, а десятерых охранников уничтожила. В ходе того боя Якута получил контузию. За мужество и проявленный героизм офицер был представлен комбригом Старовым к ордену Боевого Красного Знамени.

Якута делал неоценимую работу. Его группа по захвату пленных неоднократно захватывала ценных «языков», в том числе главарей мятежников провинциального уровня, командующих «фронтами», которые давали важнейшую информацию: о силах, вооружении и расположении бандформирований, их боевых порядков, планах ведения боевых действий против нас и наших союзников — правительственных войск ДРА, о местах нахождения исламских комитетов мятежников, складов с оружием и боеприпасами, схемами дислокации и обороны укрепрайонов мятежников вдоль границы с Пакистаном и на территории ДРА. Реализация полученной информации позволяла командованию нашей бригады и штабу 40 армии планировать боевые действия, нарушающие расчеты оппозиции по ведению войны против советских войск и армии ДРА на продолжительный период, как в зоне ответственности отряда, так и в районах ответственности всей 15 оБрСпН, а также в районах наших боевых рейдов. В целом же, Якута, командуя группой захвата пленных, лично захватил в плен 20 главарей и заместителей командиров 4 крупных бандформирований, участвовал в захвате и уничтожении ряда крупных складов с оружием и боеприпасами в хорошо охраняемых укрепленных районах Карера, Гошта и другие, находящиеся в тылу многократно превосходящего противника на границе с Пакистаном и в глубине территории Афганистана.

getImage (21) (621x480, 70Kb)
ПЛЕННЫЕ ДУХИ....через несколько дней отпустят и опять будут бегать по горам с оружием...

getImage (36) (600x398, 60Kb)

Оценивая способность Якуты всесторонне подходить к анализу получаемой и добываемой информации, способность к неординарному мышлению, умению четко доложить свои предложения по оперативной обстановке, склонность к боевому риску, умение работать по добыванию информации в ходе боя, командование соединения в августе 1986 года назначает лейтенанта Якуту начальником разведки 334 отряда. Он быстро осваивает новый участок работы и успешно работает с разведчиками оперативно-агентурных групп «Асадабад», «Джелалабад-2», «Дельта-1», «Дельта-2», советниками ХАДа и Царандоя, а также непосредственно с агентурой.

Но он не ограничивается только оперативной работой, а берется за любое горящее дело. Боевую работу любит, получает от практической реализации разведданных большое внутреннее удовлетворение. И результаты, достигнутые отрядом, высоко оцениваются командованием бригады и 40-й армии. Так, например, в ноябре 1986 года, командуя ротой спецназ в районе Гар-би-Бадпаш (провинция Кабул), он уничтожил штаб исламского комитета, захватив 4 важных пленных, 20 единиц стрелкового оружия (12 автоматов, 8 английских карабинов), 8 мин к миномету, 60 противотанковых мин, знамя исламских моджахедов, печать, ценные штабные документы. По приказу комбрига, за эту операцию лейтенант Якута был представлен к третьему ордену Красной Звезды.

Наиболее же выдающимся личным подвигом лейтенанта Якуты является организация им разведки и оборонительных боев в районе Нуристана, контролируемого бандглаварем Сарварханом, в рядах которого находилось более 3 тысяч моджахедов. Район этот был интересен для разведки тем, что рядом с Биркотом, по сведениям разведки, проходило несколько караванных маршрутов, активно используемых боевиками для ежедневного обеспечения оружием и боеприпасами бандформирований центральной части Афганистана. Доступ в это высокогорное место был крайне затруднен как по географическим причинам, так и в связи с близостью баз и укрепрайонов моджахедов на территории Пакистана. О сложности района предстоящих боевых действий спецназа и маршрута к нему, свидетельствует такой факт, что после завершения армейской операции в мае-июне 1985 года, проведенной под руководством генерала армии В.И.Варенникова, ни одна колонна, ни одна машина в Биркот пройти не могла. Мятежники жестко блокировали всю трассу, начиная от населенного пункта Асмар до границы с Пакистаном, и сам город Биркот.25 декабря 1986 года лейтенант Якута во главе группы разведчиков, под прикрытием афганских беженцев был переброшен на вертолетах афганских ВВС в н.п. Биркот. Ему была поставлена задача в течение двух недель путем визуального наблюдения с использованием агентурной сети выявить караванные маршруты моджахедов и спланировать 5 — 6 выходов для 334-го отряда, который несколькими ночными марш-бросками должен был скрытно выдвинуться в район Биркота к началу января 1987 года.

Как выяснилось позже, по данным агентурной разведки, появление нашего разведчика в Биркоте совпало по времени с началом реализации крупной военно-политической акции, спланированной ЦРУ и спецслужбами Пакистана совместно с лидером моджахедов Гульбеддином. Суть планируемой ими операции, под условным названием «Сердце Азии», заключалась в стремительном захвате двухтысячной группировкой Гульбеддина исторической области Нуристан с объявлением, при поддержке международного сообщества, нового государства Сердце Азии со столицей в городе Биркоте.

Наступление моджахедов началось через несколько дней после десантирования Якуты в городе. В первые же часы в ночь с 27 на 28 декабря 1986 года моджахеды уничтожили или рассеяли личный состав двух батальонов пограничного полка Афганской армии, прикрывающие город с востока и севера. Тяжелый, кровопролитный бой вел 3 батальон, наиболее морально устойчивый и преданный командиру полка. Началась паника и попытки массового дезертирства и предательства со стороны сарбозов. В этой обстановке, как явствует из доклада советников, лейтенант Якута быстро сориентировался в обстановке и, находясь в рядах обороняющихся, вместе с командиром пограничного батальона увлек личным примером остатки «зеленых» на отражение атак мятежников, чем спас ситуацию в самый критический момент ее развития. Командир афганского погранполка, четверо советских советников и часть комендантской роты полка предприняли попытку выехать из города в сторону Асадабада. Но лейтенант Якута, проанализировав ситуацию, принял решение не оставлять пункт постоянной дислокации, а организовать оборону на территории старой крепости (где дислоцировался штаб полка), с использованием всех имеющихся средств, в том числе секретных мин «Охота-2», привезенных с собой для минирования караванных маршрутов моджахедов. Ему удалось убедить в верности своего решения командный состав пограничного полка и советников, которые положились на опыт и интуицию лейтенанта-спецназовца.

getImage (29) (600x402, 46Kb)
вертушку подбили...

getImage (31) (500x376, 35Kb)

дух со СТИНГЕРОМ — Это только кажется, что Асадабад совсем рядом, — убеждал их Якута, — в зимних условиях высокогорья эти 60 километров покажутся в десять раз больше. А вы учитываете возможные засады на серпантине дороги?! Куда вы денетесь в случае чего? С одной стороны — обрыв и ледяной Кунар в ущелье, с другой — неприступная скала. Духи расстреляют вас как куропаток. Выход один — организовать оборону и стоять насмерть. Помогите мне, я все спланирую! — подвел итог Якута.

Советники, не успевшие утвердить свое решение на эвакуацию в Асадабад у своего руководства из-за отсутствия связи, задумались. А позже полностью подчинились боевому чутью разведчика. И как они сами признались — не ошиблись. Оборона крепости, выбранная Якутой, для отражения штурма массовых сил противника, профессионально подготовленная система огня и минно-взрывных заграждений, позволила отразить атаки в дни боев превосходящих сил моджахедов.

Организацию нескольких рубежей обороны населенного пункта Якута взял на себя, с помощью советников, привлек все имеющиеся силы афганских пограничников. При этом он спланировал прикрыть Биркот с юга первым батальоном, с запада — вторым, с севера — третьим. Грамотно используя имеющиеся у разведчиков специальные инженерные средства, заминировал открытые участки местности на подходах к городу, и лично принял участие в минировании переправы через реку Кунар, по которой осуществлялась переброска основных сил моджахедов из Пакистана. И, действительно, правильная организация обороны превратила штаб полка в настоящую крепость, имеющую стратегическое значение, поскольку являлась центром города и самым важным его объектом. Непрерывный бой продолжался трое суток.

Не сумев взять крепость с первого штурма, моджахеды понесли существенные потери и отошли на ранее оставленные пограничниками позиции, начав длительную осаду обороняющихся. Обстреливая крепостное сооружение реактивными снарядами, артиллерией и минометами, они вновь и вновь повторяли атаки, но встреченные упорным сопротивлением обороняющихся, откатывались назад.

getImage (30) (603x480, 80Kb)
вот так и запускали духи реактивные снаряды.

getImage (42) (600x399, 80Kb)
getImage (43) (640x423, 66Kb)

Со слов советников С.М. Бекова, А.П. Вавилова в этот период лейтенант Якута был душой обороны. Он демонстрировал спокойствие и уверенность в своих силах и в устойчивости созданной обороны. Когда опускались сумерки, лейтенант скрытно выходил из крепости и осуществлял эшелонированное минирование путей движения мятежников от переправы к городу. При этом, после подрыва моджахедов, пользуясь бесшумным оружием, расстреливал оставшихся бандитов, уцелевших на подрывах и в районе переправы.

Его действия были дерзкими и наносили ощутимый урон противнику, моджахеды начали паниковать и отказываться идти на афганскую территорию. Американские советники, получившие информацию, что в крепости действует «шурави-шайтан», и устроили за «ночным охотником» настоящую контрохоту, но удача была на стороне лейтенанта Якуты, который, по словам советников, стал еще более осторожен и изощрен.

За неделю боев в Биркоте слухи об отважном лейтенанте дошли до Джелалабада и Кабула. Генерал армии Варенников В.И. вылетел в Джелалабад в штаб 15 оБрСпН и заслушал комбрига Старова по развитию ситуации в Биркоте. Обсуждались и неприятные моменты, связанные с нежеланием афганцев воевать с душманами. Бывший советник ЦК КПСС в оперативно-войсковой Зоне обороны «Восток» генерал С.М.Беков вспоминал:

«В разговоре с Софи — председателем Совета обороны Зоны «Восток» касаюсь ситуации в пограничных войсках в Биркоте.. Он как-то сник, стал вялым. Странно было слышать его сетования на подчиненного, которого он мог наказать и даже отстранить от должности. Генерал Сарвар (командир 1-й пограничной бригады) по уровню деятельности не соответствует генералу, — отвечает мне Софи. — Он человек безответственный, работает плохо. Три месяца назад отправил в Кабул для ремонта 41 пулемет ДШК. А они очень нужны, он же не принимает мер по их возвращению. Посты, выставленные им на границе, не бьют караваны. Я велел ему установить посты в других местах — все на месте. Не удерживают позиции в Лойдакке на основной трассе. Во время операции в Гулуку потеряли 12 единиц бронетехники. Оставили душманам целенькими только потому, что он совершенно не позаботился об обеспечении бригады горюче-смазочными материалами.

— За любой из перечисленных Вами поступков его надо отстранять, — посоветовал я, воспринимая его слова как просьбу товарищеского совета. Но он торопливо закончил разговор согласием:

— Да, да, нужен человек более ответственный».После принятия решения об эвакуации из города советников и группы разведчиков во главе с лейтенантом Якутой, Варенников вызвал на связь лейтенанта Якуту и выслушал его мнение о целесообразности дальнейших боевых действий. Лейтенант Якута проявил в этот момент высочайшее мужество и доложил, что, на его взгляд, город оставлять нельзя, а целесообразнее закрепить ситуацию в нашу пользу и удерживать город. Генерал армии Варенников согласился с доводами лейтенанта и утвердил это решение. Для поддержки защитников крепости он добился направления в Биркот элитного президентского подразделения командос, которое вскоре было десантировано на 20 вертолетах в район боевых действий.

Как вспоминали позднее советники СМ. Беков, А.П. Вавилов, Коршунов, А.С. Корнилов, А.Д. Поносов, с прибытием подкрепления, кровопролитные бои в Биркоте продолжались еще трое суток, но противник повсеместно был выбит с занимаемых ими позиций и вынужден был уйти на пакистанскую территорию.

Таким образом, планы Гульбеддина и его советников по изменению геополитической ситуации в Нуристане оказались сорванными, благодаря мужеству и героизму советских и афганских военнослужащих. Решающую роль в обеспечении стойкости гарнизона Биркота оказало личное влияние на окружающих, как пример стойкости и боевой активности, советского офицера — начальника разведки 334 ооСпН лейтенанта О.А.Якуты.

Как позднее выяснилось из агентурных источников, подкрепленных визуальным наблюдением, моджахеды потеряли в боях под Биркотом убитыми и ранеными более 600 человек.

После возвращения лейтенанта Якуты для подробного доклада о ходе боевых действий в штаб бригады в Джелалабад - заслушивание проводил лично генерал армии В.И. Варенников, — полковнику Старову было отдано распоряжение подготовить наградной материал для представления Якуты к званию Героя Советского Союза. После отработки всех необходимых документов, генерал армии Варенников забрал комбрига и Якуту с собой в штаб 40 армии, где по его приказу, они обошли с наградными документами членов военного совета 40 общевойсковой армии ТуркВО. После чего они были сданы установленным порядком в секретную часть. Офицеры разведотдела армии полковник А.Плешаков и подполковник С.Золотарев проинформировали командование бригады, что генерал армии Варенников В.И. все документы о представлении лейтенанта Якуты О.А. к званию Героя Советского Союза, подписанные должностными лицами 40 ОА ТуркВО, увез лично в г. Ташкент в середине января 1987 года. Прошло время, заполненное напряженной боевой работой и новыми впечатлениями.Попытка узнать судьбу направленных наградных материалов, как правило, не давала ясности. Как-то в июне 1987 года, находясь в Кабуле на военном совете армии, командир бригады с начальником политотдела во время перерыва зашли к начальнику отдела кадров армии полковнику Михайлову для уточнения вопросов по награждению личного состава. На вопрос:

Что с документами на лейтенанта Якуту? — услышали:

- Ребята, и мы и штаб ТуркВО возмущаемся, да вы этого лейтенанта уже к пяти орденам представили.
- Ну и что?!
- Хватит ему и того, что уже дали.
- Ну не вам решать, Вячеслав Михайлович, — ответил комбриг. — Ваше дело канцелярское.
- А ты слышал поговорку, Юрий Тимофеевич: «Выше кадров только солнце!», еще товарищ Сталин справедливо сказал: «Кадры решают все».
- Ну не про Вас он это говорил, а про таких ребят, как наш Якута! — зло ответил зарвавшемуся кадровику начальник политотдела.

Наконец, в октябре 1987 года, подошло время возвращаться в Союз по замене. С большой неохотой делал это Олег. За спиной оставались более 200 боевых операций, разведывательно-поисковых действий, налетов, засад. Риск стал нормой его жизни. Уезжал с тяжелым сердцем, будто предчувствуя, что никому он в Союзе не будет нужен. За два года непрерывных боев и походов из мальчишки превратился он в настоящего «волка» войны, не признающего паркетных шарканий и строевых приемов на плацу, оценивающего людей по суровым критериям железных командиров Юрия Старова и Григория Быкова.

Ему нелегко пришлось в гражданской жизни. Не успел пересечь границу, как таможня с жадностью голодных псов набросилась на его скромные пожитки и извлекла на свет необыкновенной красоты рубины и лазурит, найденные им в горах в районе Асадабада, Асмара и Биркота... Предназначены были эти камушки любимой девушке, и откуда мог знать наш спецназовский «Маугли», что это, оказывается, — «народное достояние». Как было понять старшему лейтенанту, что он вернулся в общество, где живут по другим законам, которых он еще просто не успел узнать...За два года боевой службы в Афганистане, в неполные двадцать три, он был представлен к пяти орденам и к званию Героя Советского Союза.

Попав в обычную воинскую часть, он не смог вписаться в мирный ритм жизни армии, когда к командиру нужно войти после стука в дверь, обратиться после соответствующего строевого ритуала отдания чести. На войне все было значительно проще. Олег же не встретил в мирной армии настоящего педагога в лице командира или политработника, который бы его понял и дал время на психологическую адаптацию, поддержал его в душевных метаниях. Его кидали с должности на должность. Он нахватал массу взысканий за низкую дисциплину в подразделении, опоздания на строевые смотры, за пререкания со старшими и прочие мелочи. Вскоре попал в категорию отверженных — негодных к службе и вечно гонимых, что еще более отвращало его от военной службы...

С горечью слышал я о том, что боевой офицер-разведчик Олег Якута, оказался невостребованным в разваливающейся армии бывшего Союза и уволился в звании капитана с должности замполита батальона по собственному желанию.

В расцвете лет оказаться ненужным армии и обществу — это ли не верх безразличия к людям?! А какую личность потеряла Российская армия?

А жаль, это талантливый военный и очень смелый человек...

О его гражданской жизни мне известно немного. Знаю, что живет в Москве. В 2000 году оказал финансовую поддержку в выпуске памятного альбома «Спецназ».

Но о его службе в Афганистане Николаем Кикешевым написана книга «Встань и иди» (Издательство «Мегатрон», Москва, 2000). Книга уже переиздавалась дважды, значит судьба нашего героя не оставляет равнодушным современников, и он является истинным примером для подражания подрастающей молодежи.




getImage (45) (640x407, 71Kb)

getImage (47) (640x443, 79Kb)
getImage (2) (549x480, 77Kb)





getImage (382x480, 49Kb)
getImage (4) (640x480, 68Kb)

отсюда... -
http://www.liveinternet.ru/users/panzir56/post261531578/
http://www.yakuta.ru/material3.php?page=13
Просмотров: 1424 | Добавил: Дайджест
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]